November 6th, 2014

ИСТОРИЯ ОБ АЛЧНОСТИ И ПРОКЛЯТИИ. Часть 3.

Я зря не обращала внимания на странное поведение свекра и свекрови. Да и, честно говоря, не до того было. Но, поскольку свекор постоянно твердил, что не верит, что Сергей умер от сахарного диабета ( я даже решила, что он считает, что у сына был рак или еще что-то не менее тяжкое), я решилась поехать в морг и поговорить с патологоанатомом. До сих пор не понимаю, как хватило на это моральных сил. Патологоанатом подтвердила, что Сергей умер от отека мозга, вызванного перепадами сахара в крови, к тому же у него отказали обе почки.

Впрочем, мой рассказ о посещении патологоанатома свекра не разубедил.

В ночь с 19 на 20 июня мне приснился сон. Квартира свёкров. На софе сидим я, свекровь Анастасия Ивановна и свекор Виктор Васильевич. В кресле напротив нас сидит брат Сергея Славик. Мой муж стоит перед нами и что-то очень горячо и настойчиво говорит. Я понимаю, что речь идет о квартире, что он убеждает свекров ничего не делать с квартирой. Потом оборачивается к Славику и приказным тоном говорит: «А ты пойдешь со мной!» Славик послушно встает, и они вместе уходят.

Я проснулась в холодном поту от страха. В этот же день поехала на кладбище, умоляла Сергея не забирать Славика. После кладбища заехала на дачу к свёкрам. Рассказала им сон и спросила: «Папа, мама, что вы не так делаете, что Сергей решил забрать Славика?» У свекрови глазки забегали (когда она врет, у нее они всегда на месте не стоят): «Не знаю, мы ничего такого не делаем, подаем за Сергея!» От свёкров заехала к Славику, встретилась с его женой Дашей и рассказала о сне, попросила, чтобы она приглядела за мужем.

Прошел еще месяц, я собрала волю в кулак и решилась-таки пойти к нотариусу по поводу вступления в наследство. Прихожу к нотариусу, и чувствую, что происходит что-то непонятное. Судите сами. Передаю наш разговор с ней почти дословно:

- А Вы кто ему будете?

- Жена.

- Жена? Официальная?

- Да, мы 25 лет прожили.

- А у Вас что, и документ есть?

- Да, вот Свидетельство о браке.

У нотариуса был очень удивленный вид. А меня удивило, что она достала уже готовую папку с документами. Оказалось, что мои свёкры уже успели побывать у нее и наговорить, что мы с ним и не жили вовсе, что я его постоянно выгоняла, что, вообще, квартира эта их, а я тут вообще не причем. Я была просто в шоке. Уходя от нотариуса, спросила: «А когда приходили свёкры вступать в наследство?» Она посмотрела на дату: 19 июня.

От нотариуса поехала к свекрам на дачу. На мой вопрос, как они могли такое наговорить, получила жуткий поток ругани и претензий: свекор стучал кулаком по подлокотнику кресла и исступленно орал: «Отдавай нам нашу долю!» На мои попытки объяснить, что у меня сейчас тупо нет денег, а продавать квартиру я не буду, потому что Сергей этого не хотел, мне было заявлено: «Иди в банк, бери кредит 600 тысяч и отдавай нам». На мое замечание, что это слишком большая сумма, кто же мне ее даст, я теперь одинокая женщина, да и вид у меня такой истощенный, что краше в гроб кладут. Напомнила о сне. Свекор начал ржать и кричать, что не верит, что после смерти ничего нет, сдохнем и пустота. Тогда я предложила им вариант, как мне тогда казалось достаточно разумный, который бы позволил и наследство получить, и Славика обезопасить: «Я прошу вас ничего не делать с квартирой. Я напишу завещание, по которому половина квартиры после моей смерти отойдет Славику, а половина – моему брату». Я хотела, чтобы проклятье было преодолено альтруизмом. Свекор только засмеялся: «Нам что, твоей смерти ждать?! Нам деньги сейчас нужны!» А заодно потребовали, чтобы я забрала из гаража машину, старенькую «шестерку»: «Нам гараж самим нужен». С этим гаражом тое та еще история: строил и оборудовал его мой муж, пользовался им, считал его своим, а потом мы случайно узнали, что свекры потихоньку от него переоформили гараж на брата мужа. А когда муж поехал разбираться с ними, заявили ему: «У тебя же есть квартира, а у Славика нет. Мы продадим гараж и улучшим жилищные условия».

Если вы подумаете, что мои свекры очень бедные люди, которым негде жить и нечего есть, то ошибетесь. Двухкомнатная квартира, два гаража, небольшой гараж во дворе дома под мотоцикл, дача стоимостью (как хвасталась свекровь) 500тыс.

Но им не давало покоя наследство сына. Очень огорчало, что они получат 2/3 после его смерти, а не полностью. Поэтому они решили, что было бы неплохо признать меня недостойной наследницей и, лишив наследства, получить в свое распоряжение не часть квартиры, которую нельзя выделить, а половину. Тогда бы в их распоряжении оказалась целая комната, которую бы они могли продать. Их не смущало, что для этого нужно обвинить меня в смерти мужа (даже придумали предлог: якобы, я давала ему какие-то таблетки, он отравился и умер) и отдать под суд.

После этого «разговора» я, практически, перестала общаться со свекрами, но, примерно за две недели до годовщины Сергея мне позвонила свекровь и грустным-грустным голосом проблеяла: «Ирина, давай не будем отмечать годовщину, а то пост идет…» Мне стало так стыдно за нее: «А что, люди жрать придут?» «Ну ладно, - сделала одолжение свекровь, - я тогда куплю ледяной рыбы». Меня взяла злость: «Да не парься ты, я 9 дней сама проводила, 40 дней, и на годовщину твоей помощи не попрошу!» «А ты что, считаешь, что ты сама все делала?» «А кто? Ты, что ли? Ты ни копейкой не помогла, даже помочь готовить отказалась, сказав, что не любишь «всего этого». И высказала я ей все, что думала о ней, о ее отношении ко мне и к мужу.

На годовщину свекры не пришли, сказались больными, правда, на следующий день резко выздоровели и поехали на дачу.

В августе 2010 года я впервые за 20 лет позволила себе двухнедельный отпуск и поехала в Анапу, на море. В это время умер свекор. Как я уже писала, он не верил в загробную жизнь, считал, что со смертью все заканчивается. Ночью мне не спалось, одноместная неудобная кровать, душно. И вдруг я увидела странную картину: передо мной, около моей кровати, в воздухе появился свекор, два каких-то страшных существа с крыльями крепко держали его под руки, а от него, свёкра, исходил просто животный ужас. И вдруг я абсолютно ясно поняла, что они, эти существа, принесли свекра, чтобы он посмотрел на меня, что они его таскают смотреть на людей, которых он обидел. Видение продолжалось несколько секунд, потом исчезло.

Похоже, мою свекровь очень сильно печалило, что «зависли» деньги в моей квартире. Сначала она прислала мне письмо с требованием выкупа доли за 600 тыс. Потом прислала телеграмму с требованием выкупа за 500 тысяч. Ну а, в результате, эта добрая женщина продала свою долю черной риэлторше за половину того, что предлагала мне, даже не поставив меня в известность.

Как это произошло, какие махинации были проделаны и о том, как риэлторша стала кошмарить мою жизнь, вы узнаете в ПРОДОЛЖЕНИИ истории об алчности и проклятии.

Пока же могу сказать одно: я больше не смогу и не буду защищать брата моего мужа и его детей от родового проклятия, которое навлек на свой род свекор. Я сделала все, что могла, тянула время, но алчность оказалась сильнее, тем более, мне стало известно, что Славик, брат моего мужа, также принимал участие в этой махинации. Желание бабла оказалось сильнее инстинкта сохранения рода. А, значит, так тому и быть.